Почему Америка Должна Заново Воздвигнуть Берлинскую Стену

Признаем ли мы это или нет, но отношения между Россией и Америкой быстрыми темпами продвигаются к новой Холодной Войне.

Не верите? Посмотрите на все факты: обвинения в шпионаже, разногласия на почве сирийского конфликта, дело Эдварда Сноудена, расхождения взглядов по поводу прав и свобод гомосексуалистов, закон Димы Яковлева, отказ Президента Обамы посетить Церемонию Открытия Олимпийских игр в Сочи и множество других подобных примеров.

Очевидно, что отношения Америки с Россией оставляют желать лучшего.

Так давайте же официально объявим новую Холодную Войну. Давайте заново воздвигнем Берлинскую Стену.

Что? Восстановление Берлинской Стены вопрос спорный и далекий от реальности? Со всё возрастающими прениями не это ли курс, по которому мы движемся? Не воздвигаем ли мы заново Берлинскую Стену в наших сердцах? На данный момент физическая стена будет не чем иным, как простой формальностью—официальное и открытое проявления истинного отношения большинства американцев к русским—не так ли?

Конечно, я преувеличиваю. Но если серьёзно, то в чём смысл разрушения одной стены, чтобы на её месте воздвигнуть ещё одну—более крепкую—в наших сердцах? Внутри нас самих война уже в самом разгаре, а железобетонные стены не так прочны как ожесточённые сердца.

Obama Putin

Если вам кажется, что я слишком страстно отношусь к этому вопросу, то это только потому что я сам побывал на другой стороне железного занавеса. Я знаю русский народ. Они не те злодеи, которых часто изображают в наших видео-играх, телевизионных шоу и фильмах. Они вовсе не хладнокровные и ни в коем случае не пытаются быть нашими врагами. Русские люди одни из самых любящих, заботливых и сострадательных людей, которых я когда-либо встречал. Они мне дороги, как моя семья. Они не враги, они наши братья и сестры.

Но иногда наше желание превосходить других настолько велико, что мы забываем нашу истинную человечность.

Семь лет назад, когда я жил в России в первый раз, я чувствовал себя ужасно. Несмотря на безмятежность небольшого портового городка, Находки, в котором я находился, в моём сердце бушевала буря негативности по отношению к русскому народу.

Russian FlagВ моём сердце разыгралась Холодная Война.

В том же году я был охвачен ужасной лихорадкой. Такую интенсивность, боль и продолжительность я не испытывал ещё никогда. Я находился в бреду. Моё тело было неподвижно, в постоянном холодном поту и терзаемо наимучительной болью. Русские люди, которые знали о моём состоянии, делали всё, что было в их силах, чтобы помочь мне. В течении трёх недель они часто навещали меня, рекомендуя многих русских врачей, лекарства и средства народной медицины.

Казалось бы, что после нескольких недель непрекращающейся наимучительной боли я был бы рад любой помощи. Но не тут уж было. Я изо всех сил противился любому совету, любой рекомендации, любой помощи, исходящих от русских людей. Частичной причиной такого отношения было моё чистейшей воды высокомерие—каким образом эти русские лекарства могут быть лучше американских. Другая, более циничная, причина была гораздо сложнее.

Видите ли, мне хотелось неопровержимого оправдания моей неприязни к русскому народу. Мне нужны были веские причины, для того чтобы вытолкнуть русских из моей жизни и доказать, что я был лучше их. Вместо желания выздороветь меня одолело желание доказать им, что я был прав.

Когда мне стало лучше, я принял решение покинуть Россию и вернуться в Штаты. Однако несмотря на то что Россия теперь была позади, моя неприязнь к ней всё же осталась со мной.

После моего приезда в Америку некоторые из моих русских знакомых пытались связаться со мной, чтобы осведомиться о моём здоровье. Но во мне всё ещё бурлила прошлая обида: я делал всё возможное, чтобы вытолкнуть всех русских из моей жизни. Я просто не хотел иметь ничего общего с Россией.

Но в один прекрасный день—и довольно неожиданно—одна девочка из Находки по имени Галя прислала мне очень трогательное письмо. В этом письме она писала:

«Сет, я молюсь за твоё здоровье. Как ты? Если тебе нужна помощь или просто хочется выговориться кому-то, ты всегда можешь обратиться ко мне, двери дружбы всегда открыты для тебя. Я просто хочу быть тебе другом».

Me and Galena

Представьте себе, как отвратительно чувствовал я себя после прочтения этого письма! Пока я усердно воздвигал стену вокруг моего сердца, русская девочка на другой стороне этой стены стояла с дверью открытой для нашей дружбы.

В тот день я сломался; стены вокруг моего сердца начали трещать и рушиться. Я не мог оставить это дружеское приглашение в стороне. С тех пор Галя стала одним из моих лучших друзей.

Я рассказал вам это, чтобы вы задали себе следующий вопрос: воздвигаем ли мы и посей день стены между нами и рускким народом? В оправдание вы можете начать говорить о российской коррупции и других проступках. Но даже если это и так, кто мы такие, чтобы обвинять целую страну за действия горстки людей? Отвергать их, демонизировать и издеваться над ними значит поощрять и провоцировать обоюдную враждебность. Вместо того чтобы строить стены ненависти, давайте откроем двери дружбы. Вместо того чтобы искать причины для обид, давайте вспомним, как мы яростно защищали друг друга. Давайте вспомним, что мы были союзниками против ужасного зла во время Второй мировой войны. Давайте вспомним те звезды, которыми мы можем любоваться с нашей совместной космической станции.

В 2013 году я был в числе приглашенных на Галиной свадьбе. Она вышла замуж за прекрасного молодого человека, Американца, по имени Джейк. Церемония бракосочетания была проведена на двух языках—английском и русском. По сей день я считаю, что эта церемония была одним из самых вдохновляющих событий, свидетелем которого я когда-либо был.

Russian BabyВсего лишь через год после этой церемонии бракосочетания, я держал новорожденную дочь Гали и Джейка на моих руках. Милая крошка прижалась ко мне и быстро заснула. «Посмотри-ка»— сказала Галя с улыбкой. «Наша девочка любит своего Дядю Сета».

К счастью, Галя не заметила слёзы, которые навернулись на мои глаза, когда она по-русски назвала меня «Дядя Сет». После семи лет дружбы Галя озвучила ранее безмолвное осознание моего сердца: она мне как сестра. Галя—часть моей семьи. Русские люди—мои братья и сестры.

Я не мог не думать о том, что эти прекрасные моменты не могли бы быть возможными, если бы не пали стены моего сердца. Я отвёл свой взгляд от ребенка и посмотрел на Галю: «Неужели на самом деле я чуть не отвергнул её дружбу?»

Наши сердца наполняются неописуемой силой, когда мы открываем, а не ограждаем их. Открывая свои сердца, мы помогаем другим сносить их собственные стены, приглашая дух дружбы и единства. Сейчас страны мира встретились в Сочи для участия в одном из величайших символов единства—в Олимпийских играх. Давайте же сделаем всё, что в наших силах, чтобы не превратить этот символ в зрелище политических конфликтов. Давайте не забывать, что мы все одна семья—ибо «все люди созданы равными».

Ежели мы хотим закрыть на это глаза, то мы можем со спокойным сердцем возвести заново Берлинскую Стену и официально возобновить Холодную Войну.

Изначально Холодная Война длилась с 1945 по 1985 год. Как долго будет идти новая Холодная Война? Пять лет? Двадцать? Сто? Сорока лет было достаточно.

Сорока лет было больше, чем достаточно.

Давайте же позволим огню этих Зимних Олимпийских игр растопить Холодную Войну, которая прокралась в наши сердца!

«Воспрянь, брат дорогой, конец войне меж нами –
Совсем как прежде, стали мы друзьями».

Comments

comments

0 Responses